Девица Ленорман

Открываете свое кафе или точку общепита? Тогда советую закупать одноразовые тарелки от производителя, так как это будет намного дешевле и удобнее для вашего бизнеса. На сайте вы также найдете одноразовые стаканчики, контейнеры, барные аксессуары и много другое.


Алансон — небольшой, но весьма известный городок во Франции. Считается, что в его окрестностях особенно часто рождались девочки со сверхъестественными способностями. Во всяком случае, отсюда были родом шесть знаменитых парижских профессиональных гадалок. А если верить местным архивам и преданиям, в здешних местах когда-то происходили ведьмовские шабаши. Современные исследователи паранормального даже предприняли попытки разгадать тайну этих мест, впрочем пока не увенчавшиеся успехом. Сошлись на том, что Алан-сон — одна из загадочных географических зон, которые именуют сакральными.


Девица Ленорман

Неудивительно, что Мария Анна Аделаида Ленорман, предсказавшая французскому офицеру Наполеону Бонапарту императорскую корону, тоже была родом из Алансона. Она родилась в благополучной семье богатого торговца мануфактурой Франса Ле-нормана. Но его супруга на восьмом месяце беременности упала, что сказалось на состоянии новорожденной. Одна ножка малютки была короче другой, левое плечико выше правого. Рассказывают, будто девочка родилась с длинными черными волосами, и ее рот был полон зубов. В детстве Мария Анна часто болела. Может быть, из-за этого она видела мир не так, как его видит большинство людей. Порой ее мучили головные боли, и она знала — это предвестие грозы или ссоры в семье. Она видела вокруг людских голов какое-то свечение, слышала подобие шепота, предварявшего речь. Она не сразу догадалась, что это мысли. У человека видела не одну, а две тени, и одна из них указывала на состояние здоровья своего хозяина и сообщала о его будущем; узнавала о приближении рассвета не по крику петуха и не птичьему гомону — по шороху солнца, выбирающегося из-за горизонта.

Родители скоро поняли, что дочь обладает необычными способностями. Мария Анна умела видеть через ткань и сквозь стены, знала, что в капусте притаилась гусеница, и прежде чем острый нож разрубал кочан пополам, спешила предупредить кухарку. А однажды, когда отец припрятал деньги так хитро, что и сам не смог их найти, Мария Анна сразу указала ему место, где лежал мешочек, набитый монетами.

Ее не пугала темная комната или глубокий подвал, она не боялась наткнуться в темноте на какой-нибудь предмет или удариться об угол. Мать считала, что дочка пользуется шестым чувством, а отец вообще полагал, что она обладала особым зрением, отличавшимся от зрения простых смертных. А сама Мария Анна говорила, что «слышит» некое дыхание, вроде свиста, исходящее от вещей и предметов.

Магия чисел

Воспитание Мария Анна получила по тогдашнему обыкновению в монастыре бе-недиктинок, где вскоре открыла для себя библиотеку, полную старинных книг и фолиантов.

Больше всего девочку привлекали книги, посвященные тайным знаниям. И особенно трактаты, раскрывающие символику чисел. Наука чисел, утверждающая, что Вселенной, а стало быть, и человеком управляют числа, под различными именами была известна еще в египетских и халдейских храмах с древнейших времен. Под именем «нумерология» дожила она и до нашего времени.

В монастырской библиотеке Мария Ленорман узнала о том, что нуль — это царь потустороннего мира, число пять означает эротическое начало, число шесть — зарождение чувства, восемь — самое гармоничное распределение, двенадцать — числовое выражение вселенной, а единица — символ абсолютной законченности. Единица — это символ Адама, первого человека на Земле, и также символ Христа.

Позднее эти смыслы чисел нашли отражение в символике, разработанной самой Ленорман для колоды карт. А чтобы понять, что повлияло на становление ее способностей в этот монастырский период, необходимо вспомнить не только о нумерологических трактатах, но и о трудах и жизнеописании знаменитой Рейнской сивиллы — аббатисы Хильдегарды из города Бингена, жившей в XII веке. Это было самым сильным потрясением для Марии. И не случайно в своей библиотеке она будет хранить «Трактат пророчеств Оливария» с приложением десятка рукописных страниц, в которых можно увидеть предсказание царствования Наполеона и его падение.

Добавим здесь, что во время пребывания ее у бенедиктинок произошел забавный случай — девочка предсказала одной родовитой инокине, что той недолго оставаться хозяйкой обители. Та всполошилась, не интригует ли кто против нее, стремясь занять ее место.

Юная Мария успокоила ее: той предстояло сменить монашеское облачение на свадебный наряд и выйти замуж за знатного и богатого человека. Не прошло и месяца, как все так и случилось.

Карты лягут веером

Марии исполнилось шестнадцать, ее обучение закончилось и она вернулась домой. И вот однажды, когда отца не было дома, она случайно обнаружила колоду карт. Ей показалось, что они шевелятся. Их гладкая поверхность была так приятна на ощупь. Мария стала перебирать колоду. Каждая карта ощущалась по-своему: одна была теплее, другая холодней. Потом все более четко мысленным взором она «увидела» образ каждой карты. Она видела ожившие лица незнакомых людей, в которых угадывались их судьбы…

Что это было? Увлечение нумерологией, вспышки ясновидения, дар предвидения — все эти склонности Марии, дотоле неорганизованные и спонтанные, вдруг сконцентрировались и стали управляемыми при ее контакте с колодой карт?

Эттейла — оккультист и картомант

Юная гадалка постепенно становилась все более известной, к ней уже приезжали из окрестных городов и поместий. Вскоре Мария решила отправиться в Париж. В столице она познакомилась с Эттейлой, оккультистом и каббалистом. Когда-то, страстно увлекшись тайновиде-нием, Эттейла оставил парикмахерское дело и сменил фамилию Альетте на псевдоним, представляющий собой ту же фамилию, прочитанную каббалистически — справа налево. Он был младшим современником и учеником знаменитого Кур де Жеблена, языковеда и оккультиста, поставившего себе целью показать мистическую ценность карт Таро и даже дать им философское толкование. Кур де Жеблен считал, что арканы возникли в Египте через полтора века после Всемирного потопа. Цыган долгое время считали выходцами из Египта, поэтому версия о египетском происхождении Таро получила широкое распространение.

Этой же версии придерживался и Эттейла. Он рассказывал своим ученикам, в числе которых была и Мария Анна Ленорман, что Великие арканы Таро были составлены учеными магами Древнего Египта, чтобы сохранить для потомков древние тайные знания. Те же карты могли служить и целям прорицания.
Однако древняя система прорицания давно превратилась в салонную игру. Древние символы теперь приняли вид королей, дам, рыцарей, валетов, цифровых карт четырех мастей. И «карто-мантия» — исследование судьбы с помощью заранее установленных значений карт и их сочетаний была утеряна. И лишь Мария Ленорман попыталась вернуть им утерянный жизненный смысл.

Марат, Сен-Жюст и Робеспьер

Ей исполнилось всего восемнадцать лет, когда она открыла гадательный салон. Очень быстро салон Ленорман приобрел огромную популярность. В нем перебывал весь цвет революционного Парижа.

В 1793 году салон посетили Марат, Сен-Жюст и Робеспьер. Всем троим она предсказала насильственную смерть. «Когда я посмотрела на их ладони, — впоследствии рассказывала Ленорман, — мои глаза как бы заволокло, и сквозь пелену я увидела их тонущими в потоках крови. «Не пройдет и года, — сказала я, — как вы все погибнете насильственной смертью. Вы, — повернулась я к Марату, — будете первым». Марат отнесся к ее словам равнодушно. Тогда Мария почти вплотную приблизилась к нему и прошептала: «Посмотрите мне в глаза». Марат подчинился и через мгновение в ужасе отпрянул. На расспросы спутников он ответил: «Я буду первым из вас, я видел море крови в глазах этого чудовища». — «Никого из вас не украсит отсечение головы!» — услышали они вслед. Как известно, Марат был заколот в своей ванне Шарлоттой Корде, а двоих других гильотинировали через год.

Тюремное предсказание

Вскоре после этого случая Ленорман арестовали. В тюрьме она встретила свою знакомую, бывшую директрису придворного театра. Когда ту должны были перевести в другую тюрьму, что в общем-то не влекло особой угрозы, Ленорман спешно передала ей записку: «Притворитесь больной: перемена тюрьмы грозит вам гильотиной. Если избежите, то доживете до преклонных лет». Директриса последовала совету, тем самым избежав казни — почти всех заключенных, переведенных в другую тюрьму, отправили на гильотину. Через некоторое время хлопоты и связи сделали свое дело, и Ленорман освободили изтюрьмы.

В Париже граждане и... император

Клиентами Ленорман были выдающийся дипломат и мастер политической интриги Шарль Талейран, вероломный министр полиции Жозеф Фу-ше, но самую большую известность, конечно, принесла Марии Ленорман дружба с Жозефиной Богарне, которой суждено было стать супругой молодого генерала Наполеона Бонапарта.

Однажды в салон заглянули две дамы. Тереза Тальен хотела узнать, выйдет ли она когда-нибудь замуж за достойного человека. Ленорман предсказала ей княжеский титул и страстную любовь. «Это похоже на насмешку, — сказала Тереза подруге. — Я слишком увлеклась брачными планами, а эта шарлатан-ка меня на них поймала». И Жозефина Богарне решила сразу покинуть салон, даже не разговаривая с маленькой невзрачной гадалкой. «Остановитесь, сударыня, — услышала она, уже выходя. — Через некоторое время в ваших руках будет судьба Франции». Заинтригованная Жозефина вернулась — она была вдовой генерала А. Богарне, казненного в 1794 году по приговору Революционного трибунала. И у нее было двое детей. Карты же указывали на то, что Провидение уже вмешалось в судьбу Жозефины — совсем скоро ее ждет встреча с человеком, которого она полюбит всей душой. Он сделает ее знаменитой и богатой, но потом предаст. Жозефина недоверчиво слушала шепот гадалки. Та взяла ее руку и уколола мизинец золотой иглой: «Сейчас я покажу тебе то, что никому не показываю. За это ты должна будешь оберегать меня, пока это будет в твоей власти».

Капелька крови расплылась в серебряной чаше с какой-то жидкостью, стала принимать различные формы. Сначала появились изображения фиалки и тюльпана (фиалки были любимыми цветами Жозефины), затем — лилии и короны. «Тебе суждено быть императрицей!» — устало сказала гадалка. Как в полусне, уходили обе дамы из салона. Жозефина мельком взглянула на мужчину, ожидавшего в самом темном углу гостиной.

«А вот и вы, генерал, — приветствовала его Ленорман. — Ваш брак почти свершен, вам осталось только встретиться. Вы займете шесть высоких постов, будете коронованы, до сорока лет будете купаться в лучах славы и роскоши, но на сороковом году вы забудете, что вашу избранницу вам послало само Провидение, и покинете ее. Это и будет началом вашего конца. Умрете вы в страдании и одиночестве, а все отрекутся от вас».

«Что за черт, — разозлился офицер артиллерии Наполеон Бонапарт. — Как я мог сделать такую глупость и пойти к гадалке?»

Но вскоре он встретил прекрасную брюнетку по имени Жозефина, безумно влюбился и женился на ней, а впоследствии стал императором.

Что до Жозефины, то до конца своих дней она пользовалась услугами мадемуазель Ленорман и оказывала ей покровительство.

Мария Анна предупреждала Жозефину, что Наполеону следует опасаться камней. Действительно, камни в изобилии встречаются на острове Святой Елены. Однако предсказания Ленорман всегда были глубже и значительней поверхностного смысла — Наполеон умер от мочекаменной болезни.

Русские в Париже

В 1814 году русские войска вошли в столицу Франции. Многие офицеры, да и не только они, уже были наслышаны о знаменитой гадалке, но обратиться к ней решились единицы. Среди них были Михаил Лунин, Кондратий Рылеев, Сергей Муравьев-Апостол…

Не только гадалка, но и биограф

Ленорман мечтала о писательской славе. Она решила стать летописицей Жозефины и уговорила бывшую императрицу разрешить ей жить подле нее. Так родился любопытный мемуар — книга о Жозефине, написанная гадалкой.

То, чего Ленорман не знала, — она угадывала. То, что не могла угадать, узнавала у слуг. Когда не знали слуги, она пила чашку травяного настоя и в состоянии экстаза начинала писать. Чаще всего подсознание не обманывало мадемуазель Ленорман, ведь она использовала древний рецепт сивилл.

Надо сказать, что Мария Анна была удачливой писательницей — за мемуары о Жозефине она впоследствии получила от императора Александра великолепный перстень с огромным бриллиантом, стоимости которого хватило бы на жизнь двум поколениям наследников. Если бы они, конечно, были.

Новая биография

Мария Ленорман полагала, что детство в Алансоне и отец-мануфактурщик мало соответствуют романтичному образу великой ясновидящей.

Поэтому она распускает слух, что на самом деле ее отец... монах-миссионер, а мать — маркитантка, отправившаяся в некую французскую колонию в обозе солдат-наемников. Понятно, что монаха-греховодника, выдуманного Ленорман, ждал бы церковный суд, если бы... чернокожие дикари не съели его. После этого девочку, брошенную матерью, каким-то образом переправили во Францию — к дальнему родственнику отца, который согласился взять ее на воспитание.

Романтическая псевдобиография детства Ленорман очень показательна. Это архетип «девушки из космоса», то есть человека, лишенного земных корней и в силу этого способного к эзотерическим действиям.

Однако в облике таинственной гадалки все еще не хватало какой-то изюминки. Быть ученицей парикмахера Эттейлы было недостаточно интересно. И вот в рассказах о ней появляется фигура некоего колдуна-мельника, демонического мужчины, обладателя тайного знания, которое передавалось его женщинам-ученицам.

Было или не было?

Дальше реальная и выдуманная биографии мадемуазель Ленорман причудливо переплетаются — Эттейла исчезает из жизни ясновидящей, но появляется некий старик Готлиб, а затем магнетизер Франц.

Дом Готлиба вплотную примыкал к злачному ночному заведению под названием «Дикий кабанчик» и отличался замечательной особенностью — он был без дверей. С трех сторон высились неприступные стены с маленькими окошками. А с четвертой стороны находился трактир. Поэтому, чтобы попасть к старику, надо было быть либо другом хозяина заведения, либо ясновидящим.
Мария «вспоминала», как она шла в тот день по улице и вдруг увидела дом, который ей постоянно снился. Сама не понимая, какой опасности она подвергается, Ленорман вошла в трактир...

Однажды Готлиб, у которого Мария Анна осваивала систему карточного гадания, сказал, что собирается на прогулку вместе с маршалом Миро. Ясновидящая молча выслушала и вдруг произнесла:

— Вам не надо ездить с ним.

— Почему?

— Ему выпала десятка бубен. Это значит, что Миро грозит страшная
опасность. В него будут стрелять. Тот, кто будет с ним, должен погибнуть.
— Ты уверена? — спросил Готлиб.

— Абсолютно. Я это вижу.

— Хорошо. Я пошлю маршалу предупреждение. — Готлиб сел писать, но скомкал написанное со словами: «Получается какая-то чушь. Маршал мне не поверит. Я скажусь больным».

Готлиб остался дома, а маршал отправился на прогулку с адвокатом Блейнорманом. В Булонском лесу на него напали грабители и ранили в плечо, а его спутника убили.

Изгнание

Существуют две версии об изгнании Ленорман из Парижа. По одной из них, наиболее известной, Ленорман пришлось покинуть город около 1808 года за то, что она предсказала окончательное поражение наполеоновской армии. Весть не дошла до императора — возмущенный маршал Мюррей добился, несмотря на заступничество Жозефины, изгнания предсказательницы.

Вторая версия заслуживает большего доверия. Если верить ей, время изгнания Ленорман — начало 30-х годов, когда в Париже случилась серия необъяснимых пожаров, в которых обвиняли обитавших в столице колдунов. К тому времени Ленорман была уже почтенной матроной, и Париж она покидала с легким сердцем — свою колоду карт она уже усовершенствовала с помощью Готлиба, подготовила и издала весьма любопытную книгу — гадание по цифрам, которую назвала «Книга сивилл».

Любовь и смерть

Парижская гадалка произвела фурор среди французских провинциалов. Один из соседей — месье Делез, предсказала она, потеряет свое любимое кольцо с сапфиром и заболеет, но как только найдет его — выздоровеет. Через пару дней кольцо исчезло. Сосед действительно заболел, о чем сообщила Марии испуганная мадам Делез. Ленорман успокоила ее, пообещав, что все закончится хорошо. Месье Делез действительно выздоровел, как только его сын Пьер нашел кольцо. Может быть, оно и соединило пожилую ясновидящую с юношей?

Пьер Делез влюбился в шестидесятилетнюю сивиллу. Это был скандал. Юноша серьезно заболел. Только спустя недели две ему стало лучше, а произведенное Ленорман впечатление стало понемногу рассеиваться, и он уже смотрел на нее как прежде — с признательностью и уважением, но без всякого душевного волнения. Он занялся магнетизмом, даже добился каких-то успехов, а Мария его всячески поощряла.

Вскоре Ленорман и Делез стали жить вместе. Родители Пьера возненавидели Марию Анну: «Оставьте нашего сына в покое», — увещевали они ее. «Между вами разница в тридцать лет!» — стыдили они ее. Ничто не помогало! Отец, отчаявшись, даже попытался поджечь ее спальню.

Однажды Пьер попросил свою сивиллу погадать ему. Ленорман раскинула карты и в ужасе прошептала:«Ты умираешь». — «Почему же ты не узнала об этом раньше, сивилла?» — «Потому что я люблю тебя».

Огонь, вода и гибель

Гадая самой себе, мадемуазель Ленорман узнала, что должна пережить огонь и воду, а затем погибнуть от рук неизвестного мужчины…

В пожаре, учиненном отцом Деле-за, гадалка уцелела, лодка, в которой находилась ясновидящая, перевернулась и затонула в Сене. Марию спасло чудо: ее корсет зацепился за балку, оставшуюся на плаву. Через несколько часов измученную и почти захлебнувшуюся женщину вытащили паромщики. Погибла Мария Анна Аделаида Ленорман во время уличных беспорядков — ее задушил молодой человек, так и оставшийся неизвестным.

Всадник, клевер, корабль

Карты, которыми пользовалась Ленорман, став предсказательницей судьбы, были самыми обыкновенными. Лишь трактовка была у нее своя. С разными картами у нее были связаны свои образы — всадник, клевер, корабль, и соответствующие смыслы — новости, счастье, поездка. Появилась, правда, особая карта — «бланка», так называемая «карта спрашивающего», но это новшество было заимствовано у Этейллы.

После смерти Ленорман не обнаружилось ни каких-то особых карт, ни пояснений по технике гадания. Методы Марии были частично восстановлены лишь ее учениками и последователями. Наиболее удачно, пожалуй, это сделала фламандская гадалка Эрна Друсбеке. И то, что мы сегодня называем системой Ленорман, есть на самом деле система Эттейлы — Ленорман — Друсбеке.
И не система символов была главной составляющей ее успеха в предсказаниях по картам, а ее личное умение вовлечь в толкование этих символов самого вопрошающего, того, о чьей судьбе говорят карты.

Аренда спецтехники

Такой вид деятельности как строительство не затихает практически ни при каких сложных условиях. Даже сейчас, в разгар кризиса, строительство не прекращается ни на день. Если вы собираетесь построить себе дом, или заняться строительным бизнесом, то вам для этого понадобится специальная техника. Однако найти такую технику в аренду бывает не так просто. Одной из немногих компаний, сдающих в аренду технику, является ООО Гринстрой. На сайте компании www.greenstroy36.ru/services/arenda-spectehniki/ вы найдете цены и сможете сделать заказ. Цены у компании довольно низкие, а если вам нужен специалист, то компания предоставит вам нужного человека.

Шубы

Что во все времена являлось предметом гордости для женщины которая имеет это и предметом зависти других женщин, которые это не имеют? Я думаю, что это хорошая красивая шуба! С древних времен и по сегодняшний день женщины мечтают о красивой шубе, а те женщины, которым она достается, всегда носят ее гордостью. Психологи считают, что наличие шубы в гардеробе женщины может изменить отношение к окружающим вещам, у женщины повышается её самооценка и появляется уверенность в себе.
В чем же привлекательность шубы для женщин? Я думаю это ценность. Ведь и по сей день шуба это весьма ценный товар и стоит хороших денег. Если вы хотите действительно расположить к себе женщину, то шуба это идеальный подарок. Посмотрите Каталог шуб в Москве. Там вы найдете шубы с фото и ценами на любой вкус и цвет обязательно найдете подходящий вариант. После такого подарка ни одна женщина не сможет устоять перед вами!

Мебель

Если приходя домой вам надоело видеть один и тот же старый обшарпанный диван и скрипучую кровать, то прекратите себя мучить! Это значит, что пора взять и выкинуть старую разваливающуюся мебель на помойку и купить уже хорошую новую. И даже кризис не помеха! Ведь на сайте elegia-mebel.com хорошие скидки на большую часть товара! Мне вот приглянулась Тахта Новинка сезона. Думаю прикупить. Берите и вы! Пора уже избавляться от старого хлама и брать новую мебель, тем более пока есть скидки. Мебель у компании "Элегия" собственного производства и за качество они ручаются. Берите не пожалеете!

Похождения генеральши

Одной из самых знаменитых мошенниц в России у начала XX века была генеральша Ольга Штейн, она же баронесса Остен-Сакен, вращавшаяся в высшем обществе, однако закончившая свои дни. торговкой кислой капустой на Сенном рынке.

В начале славных дел

Отцом Ольги был царскосельский ювелир Григорий Сегалович, который дал дочери прекрасное образование в одном из лучших пансионов столицы. Ольга Сегалович не была дворянкой, а потому не могла рассчитывать на блестящий брак, выводивший ее в высшее общество, к чему она страстно стремилась. Богатство и слава манили ее сызмала, но только в двадцатипятилетнем возрасте Ольга вышла замуж за друга их семьи профессора консерватории Цабеля. Вскоре профессор сильно пожалел об этом. Доходы его не позволяли содержать такую жену-транжирку, возле которой к тому же все время увивались молодые поклонники. Попытка выяснить отношения со стороны профессора привела к разводу. Что, впрочем, и требовалось ненасытной Ольге Григорьевне. К тому времени она уже подыскала себе нового жениха — старого A.M. Штейна, и в марте 1901 года вышла за него замуж. В принципе, это было то, что ей надо — огромный 30-квартирный дом на Литейном проспекте, стильная мебель, хрусталь, мрамор и позолота, целая толпа прислуги. Генерал Штейн тоже не обладал большими финансовыми возможностями, но зато имел связи в высшем обществе, куда она всегда стремилась попасть. Одним из давних знакомых генерала был всемогущий обер-прокурор Святейшего синода Победоносцев, наставник самого императора Николая I Встретив радушный прием со стороны молодой жены генерала Штейна, Победоносцев стал бывать у них в доме. Ольга очаровала престарелого политика. Вслед за Победоносцевым в ее дом потянулись и другие высокопоставленные лица,* такие как, например, сенаторы фон Валь, Маркович, и даже сам градоначальник Петербурга генерал Клейгельс. Заполучив в лучшие друзья сильных мира сего, Ольга приступила к осуществлению давно задуманного плана, целью которого было получение огромных денег, которых ей всегда не хватало. Смысл ее замысла заключался в следующем. По существовавшим правилам в коммерческих делах при поступлении на ответственные должности от претендентов требовали солидный денежный залог как предмет его добропорядочности. Этим неписаным правилом и решила воспользоваться мошенница. В мае 1902 года она поместила в газете «Новое время» объявление о том, что ей нужен добросовестный управляющий. Первым на эту удочку попался Иван Свешников. Аферистка наняла его управляющим всем своим имуществом: тремя доходными домами в Петербурге, а также золотыми приисками и каменоломнями в Сибири. За эту работу она пообещала Свешникову положить 300-рублевый ежемесячный оклад, а также проценты от прибыли сибирских предприятий. Обрадованный столь блестящей перспективой, Свешников тут же вручил ей 45 тысяч рублей залога за такую доходную должность и отбыл инспектировать золотые рудники в Сибирь.

За Свешниковым последовали другие «управляющие».

Тем временем Ольга наслаждалась жизнью — устраивала великосветские приемы, давала балы, сама бывала в салонах и гостиных вельможных дам Петербурга и ни в чем себе не отказывала. Старый муж-генерал, естественно, о ее проделках ничего не знал. Однако со временем пороги его дома на Литейном стали обивать приказчики магазинов, требуя оплатить кредит, а также несостоявшиеся «управляющие».

Всех их прислуге было велено и на порог не пускать, правда, они и сами иногда умеряли свой пыл, завидев выходящих из дверей генеральши самого Победоносцева или градоначальника Клейгельса. Обманутые Ольгой люди опасались жаловаться властям, чтобы не нажить себе неприятностей от сильных мира сего. Покровительство высоких особ было лучшей защитой.

Поединок с прокурором

Но обманутых людей было слишком много, и началось следствие.

Расследование по фактам мошенничества генеральши было поручено прокурору Крестовскому. В прошлом это был храбрый боевой офицер, гусар, не раз смотревший смерти в лицо, но вышибленный из гвардии за участие в дуэли. Мать с трудом устроила его на службу в прокуратуру, и Крестовский, испытывая глубочайшее презрение к власть имущим, рьяно принялся за дело. Расследуя аферы генеральши фон Штейн, он хотел расквитаться с теми, кто порушил его блестящую военную карьеру. Тем более что громкое расследование давало ему шанс значительно продвинуться по службе.

По наведенным справкам, он знал, что Ольга Штейн обманула множество лиц, и Крестовский решил разыскать их через газету. Связавшись с редактором «Петербургского листка» Бобриковым, он попросил его опубликовать статью о проделках госпожи генеральши. Так общественность Петербурга узнала о выходках высокопоставленной мошенницы. Но, к большому огорчению Крестовского, с жалобами на генеральшу к нему никто не пришел. Крестовский принялся за планомерную осаду Ольги Штейн, собирая на нее компромат где только можно. Посадить генеральшу в кутузку стало делом чести бравого гусара. Ценную информацию об обманутых гражданах следователю дал дворник генеральши Тимохин, которому они изливали свои жалобы, когда их не пускали к ней. Где угрозами, где мольбами, а где хитростью Крестовский добывал у них разоблачительные материалы на Ольгу.

Вскоре он набрал достаточное количество показаний, уличающих генеральшу в мошенничестве, и пошел в лобовую атаку. Через такие столичные газеты, как «Новое время», «Слово», «Биржевые ведомости» и «Петербургский листок» он организовал шумную кампанию по разоблачению аферистки, снабдив журналистов неопровержимыми доказательствами.

Суд над Ольгой Штейн начался 4 декабря 1907 года. Защищать себя она наняла маститого адвоката Марголина, который, получив от нее 4 тысячи рублей вперед, тут же скончался за границей. Тогда генеральша обратилась к присяжному поверенному Аронсону. Этот пройдоха посоветовал ей до суда удовлетворить претензии кредиторов через него, для чего получил у Ольги Григорьевны 20 тысяч рублей. Однако большая часть из этих денег до обманутых людей так и не дошла, осев в карманах ловкого адвоката. Тогда ей на помощь пришли присяжные поверенные Базунов и Пергамент. Последний был депутатом Государственной думы. Каждый из них получил по три тысячи рублей вперед за свои услуги. Проходимцы заверили Штейн в благополучном исходе дела, целуя при этом ей руки и дегустируя ее вина.

Ярый русофоб Пергамент решил построить свою защиту на том, что провинциальную еврейку Ольгу Сегалович, волею судьбы попавшую в высшее общество, русская знать вынудила врать и обманывать, но сама она ни в чем не виновата. Также он посоветовал ей вести себя скромно — и вместо вальяжной, напыщенной дамы на скамье подсудимых сидела тихая, скромная женщина, одетая в простое платье и сморкавшаяся в мятый платок. Однако, когда государственный обвинитель Громов прогнал перед присяжными заседателями более 120 пострадавших от Ольги Штейн людей, никаких сомнений в обычной уголовщине ни у кого не осталось. Перед их показаниями не могла устоять никакая защита. Увидев, что дело оборачивается не в его пользу, Пергамент совершил немыслимый для адвоката поступок — он организовал побег своей подзащитной в Америку, напутствовав ее словами: «Русское правительство не стоит того, чтобы отдаваться ему в руки». На третий день заседания суда Ольга, вместо того чтобы отправиться домой, поехала прямо на вокзал — и вскоре уже пересекала Атлантический океан на белоснежном лайнере.

Дерзкий побег подсудимой всколыхнул как общество, так и полицию, которая принялась за ее розыски. Установив местонахождение Ольги Штейн, русское правительство обратилось к США с просьбой об ее аресте и выдаче. Задержание беглянки произошло в феврале 1908 года в Нью-Йорке, где она была водворена в городскую тюрьму, затем Ольга Штейн была экстрадирована в Россию. Здесь ее уже ожидали как опасную преступницу и охраняли особо усердно.

Крах

Новое судебное заседание по делу генеральши Штейн состоялось ровно через год — 4 декабря 1908 года. За это время ситуация в Петербурге изменилась в лучшую для нее сторону. Умер Иван Свешников, которого она гоняла в Сибирь на поиски несуществующих золотых приисков, сошел с ума надворный советник Зелинский, требовавший возврата своих 9 тысяч рублей, не явились в суд многие другие кредиторы, потерявшие надежду вернуть свои деньги. Ко всему прочему, скончался ее престарелый муж, генерал Штейн, оставивший ей в наследство все свое имущество, в том числе и огромный дом на Литейном проспекте. Продав его, Ольга Штейн могла свободно расплатиться со всеми должниками и выйти сухой из воды. Однако этому помешал ее дворник Тимохин. Его она тоже обманула, не заплатив за его добросовестный труд в течение нескольких лет ни копейки денег. Удрученный такой несправедливостью, Тимохин поджег генеральский дом — в огне которого сгорели все надежды аферистки на дальней- шее процветание на ниве мошенничества. Тем не менее присяжные заседатели милостиво отнеслись к аферистке и дали ей всего полтора года тюремного заключения.

После отсидки на нарах Ольга Штейн вновь принялась за свое. Прежде всего ей нужно было сменить фамилию, и она обратилась к профессиональному своднику Осташеву с просьбой подыскать ей за определенную мзду жениха с громким титулом. Осташев свел Ольгу с молодым разгильдяем — бароном фон дер Остен-Сакен, промотавшим все свое состояние в карты. У него ничего не было, кроме родового титула, который он и уступил Ольге за 10 тысяч рублей, заключив с ней фиктивный брак. Стоит ли говорить, что ни Осташев, ни барон обещанных денег таки не получили.

К октябрю 1915 года жалоб на баронессу Остен-Сакен накопилось так много, что она опять предстала перед городским судом. Против нее снова был выдвинут целый «букет» обвинений — от фиктивного брака до шантажа государственных чиновников. На этот раз Ольга не вела себя скромницей, а дерзила судье, подзуживала обвинителя и насмехалась над пострадавшими. В итоге суд не пощадил баронессу: 5 лет тюрьмы — гласил приговор.

Февральская революция 1917 года скостила ей срок наполовину, и вскоре Ольга Штейн оказалась на свободе, но не надолго. Уже в 1919 году ее опять обвиняют в мошенничестве, но за недоказанностью оправдывают. В январе 1920 года в 29-е отделение милиции Петрограда ее приволокли некие граждане Аршад и Козак, у которых она выманила массу ценностей, обещая расплатиться за них дефицитными продуктами, после чего быстро поменяла место жительства. На этот раз ее судил революционный трибунал по суровым законам военного времени. Ни высоких покровителей, ни бессовестных адвокатов теперь у нее не было, да и отношение к мошеннице было другое, а потому ей влепили исправительные работы без срока!

Отбывать заключение баронессу отправили в исправительную колонию Костромской губернии.

Начальником этой колонии в то время был товарищ Кротов. Страдая непомерными амбициями, он хотел попасть в Москву на высокую должность, но в силу своей малограмотности и незнания столичной жизни, нуждался в надежном советчике. Свой выбор он остановил на заключенной баронессе Остен-Сакен. Поговорив с ним, Ольга пообещала помочь в его затее, и уже через год, по отличной характеристике товарища Кротова, она оказалась на свободе.

Завоевывать Москву поехали вместе. В столице он принялся обивать пороги высоких кабинетов в поисках достойной должности. Конечно, в Москве он был никому не нужен, деньги скоро кончились, и надо было что-то предпринимать для своего существования.

Вскоре, зарегистрировав в исполкоме МГП «Смычка» и сняв для него просторный офис на Тверской улице, мошенники стали давать объявления в газетах о продаже за наличный расчет, но по цене ниже рыночной, самых различных товаров, естественно, несуществующих, как то: верблюжьи одеяла, швейные машины, сельскохозяйственный инвентарь, одежду, обувь, белье, примусы, бумагу и даже рояли. После разрухи и гражданской войны в этих товарах нуждалась вся страна, поэтому на Кротова с Ольгой Штейн вскоре обрушился шквал заявок с крупными суммами предоплаты в конвертах. Парочка едва успевала выуживать из них деньги и выбрасывать ненужную макулатуру. Жизнь снова заиграла дня них всеми красками — аферисты посещали дорогие рестораны, кинематограф и прочие увеселительные заведения, шикарно одевались, сытно если и сладко пили, пока Кротов в 1923 году не совершил роковую ошибку. Для поднятия престижа своей конторы он угнал государственный автомобиль и стал разъезжать на нем с Ольгой по всему городу, Такой наглости от угонщика милиция никак не ожидала, и уже через несколько дней Кротов попал в засаду. Во время перестрелки с чекистами он был убит, а Ольга попала в Бутырскую тюрьму.

И на этот раз суд пожалел сильно постаревшую мошенницу, дав ей условный срок. Ольга Григорьевна подалась в Ленинград. Там ей пришлось голодать, ночевать где попало, просить подаяние и обшаривать мусорные баки. Однажды судьба сжалилась над старухой — на Сенном рынке она неожиданно встретила... своего бывшего дворника Тимохина, торговавшего квашеной капустой. Он пожалел вконец обнищавшую, представляющую собой жалкое зрелище генеральшу и взял к себе жить. У Тимохина был небольшой домик в Парголово, предоставленный ему советской властью как герою Гражданской войны, и свой огород, где он выращивал капусту. Так они и зажили вдвоем, и, надо полагать, неплохо. Бывшая баронесса наконец-то обрела свое счастье, к которому так страстно стремилась всю жизнь.

* * *

Уже в 1930-е годы старые чекисты, желая удивить молодых сотрудников, показывали им на Сенном рынке одну старуху, объясняя, что это и есть знаменитая Ольга Штейн. Она торговала с таким гордым и надменным видом, будто отвешивала покупателям не квашеную капусту, а, по меньшей мере, бриллианты!


Если вы у себя на даче начинаете заниматься садоводством, то наверняка ищете где можно купить круглые теплицы по хорошей цене. Я как садовод могу посоветовать сайт teplitca.kiev.ua. Здесь вы найдете хорошие теплицы нужной вам формы и размера. Кому интересно заходите.

Купоны

Сейчас, в самый разгар кризиса, когда цены только растут, все актуальней становиться умение найти хорошую скидку на нужную услугу или товар. Однако специально искать такие скидки совершенно не нужно, когда есть сайт http://ilikeit.pro/. Здесь можно приобрести купоны на скидки чего угодно: от билета в аквапарк до полета на самолете. Приобретая купон за 2000р вы можете сэкономить до 20000 и даже больше! Такой купон может стать отличным подарком на день рождения! Для каждого из близких вам людей вы сможете подобрать нужную услугу или товар. Или же можете взять купон на скидку в пейнтбол и пойти мужской компанией. Все зависит только от вас. Не упускайте возможности!

Ремонт водонагревателей

Недавно был в гостях у знакомого, который живет за городом в частном доме. Он рассказывал много интересного о жизни за городом, о плюсах и минусах. Из плюсов конечно же природа и чистый воздух, ну а минус это удаленность города и инфраструктуры.
Потом знакомый рассказал мне о своей поломке - у него сломался водонагреватель. Он пытался починить его сам, долго копался но ничего не получилось. Затем позвал знакомого, тот тоже долго возился, но это только усугубило ситуацию. В итоге он предложил попробовать и мне, но я сразу отказался и рекомендовал ему вызвать профессионалов.
В интернете по запросу ремонт накопительного водонагревателя Аристон мы нашли нужный сайт и вызвали мастеров. Те приехали быстро, оперативно и качество починили и уехали. Цены на услуги оказались весьма демократичными и знакомый остался полностью доволен. Если у вас случится подобная поломка, то смело обращайтесь на сайт mospochin.ru. Здесь вам окажут качественные услуги по низким ценам.

Шотландские людоеды

В одном из самых угрюмых мест Шотландии, которое тем не менее очень популярно среди туристов, в восьми-девяти милях от Эдинбурга находится весьма своеобразная достопримечательность - Пещера людоедов. Опасный путь через озера и острые каменные уступы ведет к скале с анфиладой пещер. Вход в них нельзя заметить ни с моря, ни с суши. Лишь во время отлива открывается отверстие, через которое можно попасть внутрь. Это место всегда пользовалось у местных жителей дурной славой, ведь раньше в пещере жили настоящие людоеды, съевшие... более тысячи человек!


Побег

Во времена царствования короля Иакова I (1566-1625 гг.) в одной шотландской деревушке жил бедный поденщик по имени Бане, имевший единственного сына Якова. Дикий, грубый, сварливый мальчишка, которого природа, взамен умственных способностей, наградила необычайной силой, доставлял много беспокойства отцу и наводил ужас на жителей деревни. Якову Бане минуло 16 лет, когда в схватке с односельчанами он зашиб человека до смерти ударом кулака. Этот поступок переполнил чашу общего терпения, и свирепого подростка заковали в цепи. Якова осудили на смертную казнь, но в день исполнения приговора Бане удалось бежать. Поиски были тщетными, преступник словно в воду канул. Со временем люди успокоились и довольствовались тем, что убийца в окрестностях деревни больше не появлялся. Долгое время Бане, подобно зверю, скитался в лесах, но голод заставил его поступить на службу к фермеру в отдаленное село. Правильный образ жизни был ненавистен Якову, и вскоре он сбежал оттуда, причем с девушкой, еще более дикой и жестокой, чем он сам. На прощание юные дикари подожгли ферму и отправились к скалистому побережью. Во время сильного отлива открылся вход в ту самую жутковатую пещеру. Она и стала надежным убежищем для Бане и его спутницы, оставалось только найти себе пропитание.

Охота

Местность здесь была пустынной. даже птицы, казалось, избегали ее. Новые обитатели пещеры утоляли голод кореньями и лесными плодами, пока случай не подсказал им иной, страшный образ жизни. Лесник одного помещика однажды увидел дикаря Бане, преследующего дичь в хозяйском лесу, и попытался ему помешать. Завязалась драка. Вооруженный дубиной Бане избил противника до смерти, а чтобы скрыть произошедшее, приволок труп в пещеру. И вот тут, видимо от голода, жена Бане предложила съесть покойного. Часть тела они зажарили, а то, что осталось, заготовили впрок привычным для них способом: приправили морской солью и повесили коптиться. Это подтвердилось впоследствии показаниями Бане на суде в Эдинбурге. И вот с тех пор-то и началась отшельничья охота на людей, как на дичь, и продолжалась безнаказанно много лет, пока найденные разрозненные человеческие останки, выброшенные на берег, не ужаснули жителей окрестных деревень и не заставили организовать поиски убийц.

Добровольцы, хорошо знакомые с пустынным побережьем, прочесывали местность вдоль и поперек. Одни возвращались ни с чем, разочаровывая напуганных односельчан, другие вовсе не возвращались, очевидно став жертвами Бане и его пополняющегося семейства. Власти распорядились выслать в помощь жителям части городской полиции. Вооруженные полицейские, крестьяне и охотники целыми днями бродили среди скал и дежурили ночами, но осторожные людоеды отсиживались в своей пещере и избегали встреч с чужаками. Не добившись результатов, полиция вернулась в город. Власти пришли к выводу, что никакого чудовища нет и быть не может, значит, убийцу надо искать среди жителей ближайшей деревни. Поэтому, когда здесь загадочным образом исчез путешественник, вину повесили на хозяина дома, в котором пропавший ночевал в последний раз. Подсудимый не смог доказать своей невиновности, и поэтому его без промедления казнили - для устрашения всех остальных. Предполагалось, что один из главных убийц устранен и что подобная строгость суда пресечет все дальнейшие злодейства. Но предположение оказалось ошибочным. Вскоре местный рыбак выловил сетями несколько человеческих костей с остатками мяса. В Эдинбурге рассмотрели находку и приписали «объедание останков» рыбам. Было приказано продолжать наблюдение за побережьем, но чем активнее велись поиски, тем осторожнее становилась шайка людоедов. Бане и его семья никогда не нападали на всадников, а только на пеших, даже если их было несколько. Трупы осторожно доставлялись в пещеру по воде, вот почему все найденные следы указывали, что убийцы приходят с моря и уходят тем же путем. Так прошло около 40 лет. В пещере выросло целое поколение, не знавшее другого образа жизни кроме охоты на себе подобных. Бане властвовал над своими потомками как царь людоедов, и только случай помог открыть тайну исчезновения в этих местах большого количества людей.

Следы обрываются у воды

Однажды ночью местный фермер со своей женой и работником шел с ярмарки. Заметив путников, людоеды притаились и подготовились к нападению. Когда «дичь» подошла поближе, шайка выскочила из засады. Молодая женщина и рабочий были тотчас убиты. У фермера, к счастью, оказался с собой пистолет. Отчаянно сопротивляясь, мужчина выстрелил, и это спасло ему жизнь. На шум примчались всадники, патрулировавшие побережье, и злодеи бросились бежать. С трудом удалось рассмотреть убегавших, следы их, как всегда, обрывались у моря. Но теперь стало ясно: убийства совершает хорошо организованная шайка. Но с какой целью?

Ни фермер, ни подоспевшие всадники не видели лодок, на которых могли бы скрыться убийцы, поэтому было решено, что они прячутся в пещере. Толпа из нескольких сотен человек, собравшаяся со всех близлежащих деревень, окружила жилище людоедов, чтобы не дать им сбежать.

И вот - отлив. Вооруженные люди отправились внутрь пещеры, остальные ждали снаружи. Дойдя до самой глубокой ее части, смельчаки увидели нечто ужасное: по стенам и на потолке было развешано человеческое мясо, которое и служило чудовищному семейству единственной пищей. Созерцая расчлененные трупы и груды костей, даже самые суровые и отчаянные охотники почувствовали, как к горлу подступает тошнота. Ко всему прочему, запах в пещере был невыносимым. Обычный человек, проведя здесь хотя бы одну ночь, вероятно, лишился бы рассудка. Но дикие существа, прожившие так почти всю жизнь, никаких неудобств не замечали.

Членов шайки связали без малейшего сопротивления. Вместе с Яковом Бане их насчитывалось 48 человек! Все найденные остатки человеческих тел были погребены. Сложенные в пещере громадной кучей деньги и драгоценности, награбленные убийцами, доставили в Эдинбург и, по возможности, вернули родственникам жертв.

Живы в легендах

Судебный процесс против Бане и его семьи вызвал неслыханный интерес в народе и недоумение в юридических кругах: ни в одном из законодательных актов не было предусмотрено наказания за подобные преступления. Судьи Эдинбурга выносили свой вердикт совместно с французскими коллегами - дело людоедов направили на рассмотрение профессоров юридического факультета парижского университета. Казнь Бане и его семейства перед воротами шотландской столицы была одной из самых страшных за всю историю шотландского судопроизводства. Преступников подвергли жестоким пыткам, затем четвертовали и сожгли на костре.

О клане людоедов потом еще долго говорили по всей Англии и во всем образованном мире. И хотя впоследствии случаи людоедства тоже встречались, как, например, в Веймарском герцогстве в XVIII веке, до таких масштабов, как в семье Бане, дело все-таки не доходило.

С тех пор побережье с пещерами стало для жителей проклятым местом, как если бы там обитали злые духи. Поговаривали, что, возможно, из семьи людоедов кто-то уцелел и теперь бродит в поисках новых жертв, так что окрестности эти старались обходить стороной. Со временем реальная канва событий забылась, но народная фантазия родила сотни легенд, переиначивая воспоминания предков, так что еще долгие годы байки про «людоедов из пещеры» были излюбленной темой для вечерних разговоров у очага, заменявших тогдашней крестьянской молодежи современные «ужастики». В качестве эпилога можно добавить, что об этом страшном деле жителям России впервые рассказал журнал «Нива» в 1886 году. Что же касается самой Шотландии, то хотя там пещера Бане и известна, но многие сомневаются в правдивости этой истории, считая ее всего лишь досужей выдумкой.


Кому цікаво почитати як зараз йде розвиток спорту в Україні, заходьте на сайт rozvytok-hromady.com. Знайдете багато цікавого.

Жизнь - на карту

Теперь подобные зрелища увидеть уже невозможно. Но даже тогда, 120 лет назад, номер, с которым выступала американка Леона Дар, был из ряда вон выходящим. Отважная воздушная гимнастка поднималась в небо на воздушном шаре, уцепившись зубами за каучуковый загубник. С шаром ее связывал лишь тонкий металлический тросик, прикрепленный к трапеции под корзиной. Поистине, жизнь ее в эти минуты висела на волоске. Высоко над землей гимнастка бралась за трапецию и проделывала на ней головокружительные трюки.

«Режь, рви, круши!»

Впервые Леона Дар приехала в Россию летом 1887 года. Ее полеты в Москве происходили из знаменитого увеселительного сада «Эрмитаж». Московская газета «Новости дня» называла их «демонстрацией замечательной ловкости», «поразительным по искусству и красоте зрелищем». Дав несколько выступлений, аэронавтка покинула Россию, но два года спустя снова приехала в Москву.

В то лето в Белокаменной выступал и соотечественник американской гимнастки - воздухоплаватель-парашютист Шарль Леру. Однако даже его громкое имя и рискованные прыжки не ослабили впечатления от воздушного номера неустрашимой акробатки.

Гастроли Леоны опять начались в саду «Эрмитаж». Поднималась она не одна. Ее сопровождал воздухоплаватель Эдуард Спельтерини, а иногда и кто-нибудь из зрителей, пожелавший испытать свою храбрость (разумеется, не бесплатно). Спельтерини управлял подъемом и спуском шара, а также помогал Леоне Дар после ее выступления подняться по веревочной лестнице в корзину.

Обычно ветром шар уносило за пределы Москвы, и там, бывало, случались неприятные происшествия. Об одном из них газета «Новости дня» сообщала: «Последний полет Леоны Дар ознаменовался довольно печальным инцидентом. Воздухоплаватели опустились в трех верстах от Рогожской заставы, на поле, засаженном картофелем. Толпа крестьян с гиканьем и криками окружила их. «Режь, рви, круши!» - ревела толпа. Некоторые из селян вырывали картофель и «обстреливали» им воздухоплавателей».

В Панаевском саду

Помощи осажденным ниоткуда не предвиделось. Мужички, разорвав в трех местах шар, обрезав канаты, поддерживающие корзину, принялись за расхищение всего, что попадало под руку. Наконец прибыла полиция, и воздухоплаватели кое-как освободились от неистовствовавшей толпы.

В начале августа 1889 года Дар и Спельтерини приехали в Казань, где также намечались полеты. Стартовая площадка была устроена в Панаевском саду, излюбленном месте отдыха горожан. Уже второй полет здесь, 10 августа, стал из ряда вон выходящим. Дело в том, что было широко объявлено: вместе с заезжими аэронавтами решил лететь профессор Казанского университета Н.П.Загоскин, в то время уже известный историк, археолог и общественный деятель.

Наполнение шара светильным газом закончилось к пяти часам вечера. Огромный аэростат величественно колыхался посреди взлетной площадки, окруженный многочисленной публикой. На его оболочке выделялась крупная надпись красными буквами: «Леона Дар».

Перед самым стартом выяснилось неприятное обстоятельство: шар, наполненный местным светильным газом невысокого качества, лишь с трудом сможет поднять трех человек. И Спельтерини (с согласия Загоскина) решил пойти на большой риск - отправиться в полет без якоря и с минимальным запасом балласта.

Около 7 часов вечера «воздушный корабль» был готов к полету. Спельтерини и Загоскин уже находились в корзине аэростата, когда на эстраде появилась она, Леона Дар - красивая женщина в ярко-лиловом костюме, плотно облегавшем ее стройную фигуру.

Отчаянная смелость

Грациозно раскланявшись с публикой, Дар по ковровой дорожке прошла к аэростату, взяла загубник, руками ухватилась за трапецию и повисла под корзиной, приподнятой над землей.

«Пускайте!» - скомандовал Спельтерини. Под гром духового оркестра и бурю рукоплесканий публики шар плавно пошел вверх. Едва он успел подняться на высоту 30-40 метров, как Леона Дар бросила трапецию и, широко раскинув руки в стороны, продолжала полет, держась лишь за один загубник.

«Испытывал ли я чувство страха? - писал Загоскин спустя три дня после полета. - Будучи далек от мысли бравировать и рисоваться, я, положа руку на сердце, отвечу, что - нет. Впрочем, виноват: было в первые минуты нашего полета обстоятельство, которое заставляло сердце мое биться очень и очень беспокойно. Это - отчаянная смелость госпожи Леоны Дар, висевшей внизу. Жутко было видеть сквозь открытый у наших ног люк неустрашимую аэронавтку, эффектно распластавшуюся в воздухе. Обращенное к нам в люк красивое лицо Леоны Дар дышало смелостью и энергией, тогда как челюсти ее с судорожной силой стискивали каучук. Волосы становились дыбом при взгляде на отчаянную аэронавтку».

Когда Леона Дар поднялась в корзину, лицо ее, по словам профессора, горело, а глаза лихорадочно блестели. Она, тяжело дыша, почти в полном изнеможении склонилась на борт. Два-три глотка коньяка, предусмотрительно захваченного Спельтерини с собой, окончательно привели ее в чувство.

Гипноз или безумие?

Шар опустился в окрестностях Казани, и в тот же вечер аэронавты возвратились в Панаевский сад.

Воздушное путешествие очаровало казанского профессора. «Буду только ждать случая возобновить это дивное наслаждение», - писал он. И мечта его скоро сбылась. Через пять дней, 15 августа, он вместе с Леоной Дар и Спельтерини совершил второй полет. Увы, он оказался не столь благополучным, как первый.

Подготовка к полету сильно затянулась, ее пришлось вести под дождем, и старт состоялся лишь поздно вечером. Воздушное течение (уже после выступления Леоны Дар) занесло аэростат к лесу, район, богатый оврагами. На беду шар начал быстро терять высоту. За борт полетело все, что можно было выбросить: гайдроп (канат, необходимый при посадке), веревочная лестница, трапеция, провизия и даже гардеробная корзинка Леоны Дар.

С большим трудом удалось дотянуть до ровного места. Опустились уже в ночной темноте. Воздухоплаватели обнялись и поздравили друг друга со счастливым исходом опасной воздушной прогулки.

Вскоре в Казани вышла в свет брошюра Загоскина под названием «На аэростате. Из впечатлений воздушного путешествия». Тогда же он обратился через газету «Волжский вечер» с предложением обсудить, что значит беспредельная отвага Леоны Дар, граничившая, по его мнению, с безумием. Он считал, что воздушная гимнастка совершает столь отчаянные полеты в гипнотическом состоянии. Но так ли это? «Было бы желательно, - писал Загоскин, - чтобы ответ на мой вопрос дали специалисты, в частности, врачи».

99 полетов

В газете развернулась настоящая дискуссия, но к общему мнению прийти так и не удалось. Один из казанских врачей призывал «из чувства сострадания не дозволять Леоне Дар ее полетов» и прекратить их, хотя бы и «административным порядком».

О дальнейшей судьбе бесстрашной аэронавтки известно немного. Ее компаньон Эдуард Спельтерини прославил себя многократными перелетами через Альпы. Он первым начал полеты в Южной Африке. Ему удалось установить мировой рекорд для для аэростатов, поднявшись на высоту более 10 тысяч метров. Но летал он уже без Леоны Дар.

В 1896 году с отчаянной воздухопла-вательницей встретился французский журналист Де-Фретт. «Я был представлен Леоне Дар общим нашим другом, -вспоминал Де-Фретт. - Мы беседовали об аэронавтике, причем она показала мне устройство, за которое цеплялась зубами - кусок твердой резины, похожий на слепок зубов». Гимнастка припомнила случай, когда оборвалась-таки в воздухе, но, к счастью, как раз над крышей пятиэтажного дома, и это спасло ей жизнь.

Прошло около четырех лет после гастролей Дар в России, и у нее появился последователь - Жан Овербек, москвич, разносторонний спортсмен. Он был известен как велогонщик, установивший несколько велосипедных рекордов. Овербек начал демонстрировать полеты, держась зубами за платок, привязанный к оснастке воздушного шара. Проделывал он в воздухе и рискованные гимнастические упражнения.

В это время Леона Дар уже не выступала. Совершив 99 удивительных полетов и будучи суеверной, как многие американцы, она не захотела рисковать и подниматься в небо в сотый раз.

Разгром «свиней»

В истории России 1824-й остался как год расцвета тайных обществ. Развили свою деятельность более десяти оппозиционных организаций. Александр I смотрел на все это сквозь пальцы, хотя о зловредных для государства и царской фамилии планах и речах доносы поступали регулярно. Тем не менее, получив сведения о существовании некоего тайного общества «свиней», власти не стали откладывать на потом разгром этого секретного объединения.

Безобидные посиделки

С 1821 года, после Указа императора Александра I о запрете масонских и других сходных организаций, в столице и на окраинах Российской империи люди собираться все же не перестали. Большей частью это были совершенно безобидные посиделки в кругу избранных, наподобие Общества кавалеров пробки, членов которого объединяла любовь к выпивке. Организовал это коллективное времяпрепровождение известный петербургский хлебосол Бунин. У общества был устав, гимн и отличительный знак в одежде - на собрания мужчины являлись в сюртуках с винными пробкамиі в петлицах. За столом рассаживались по порядку - кавалеры между дамами, чтобы за возлияниями было приятнее следовать тексту куплетов, которые пели собравшиеся любители «кирнуть»: «Поклонись сосед соседу, сосед любит пить вино. Обними сосед соседа, сосед любит пить вино. Поцелуй сосед соседа, сосед любит пить вино». За поклонами, объятиями и поцелуями не следовало ничего предосудительного, поэтому «пробковый орден» полицию не заинтересовал. Да и сами «кавалеры пробки» особо не переживали по поводу последствий своих посиделок, разве что по утрам у них побаливали головы.

В Санкт-Петербурге собирались члены многочисленного Общества любителей российской словесности. Литераторы кучковались вокруг альманахов «Полярная звезда» и «Мнемозина». В Москве действовал литературный кружок С. Раича. До тех пор, пока не грянул декабрь 1825 года, либерально настроенные литераторы говорили и действовали вполне непринужденно, разве что для распространения радикальных идей они использовали эзопов язык - единственно возможный в условиях цензуры.

Много сложнее было работать Северному и Южному обществам и примкнувшему к ним Обществу объединенных славян, где звучали призывы к политическому переустройству России и ликвидации царской семьи. Однако под носом полиции «северяне» и «южане» сумели провести в Москве съезд. В секретных кружках Практический союз и Общество гвардейского экипажа решались вопросы об освобождении крестьян, исправлении нравов и помощи ближним. В это же время активно вели себя поляки, объединенные радикальными идеями в Польском патриотическом обществе и Обществе зорян, которое с присоединением польских филоматов трансформировалось в Общество военных друзей. Воинственные настроения поляков скажутся через шесть лет в кровавой борьбе за независимость Польши. «

С 1815 года на окраине Российской империи в захолустном городке собиралось Оренбургское общество, ставившее своей целью изменение монархического правления, но ядро заговорщиков после 1825 года выдал предатель Ипполит Завалишин. «

Одно «милое общество»

У историков до сих пор вызывает немалый интерес фигура брата Ипполита Завалишина - Дмитрия, который умер в 1892 году, самым последним из декабристов. Дмитрий Завалишин, узнав о роспуске масонов, попытался отличиться в глазах властей. Он создал организацию Орден восстановления, написав его устав и приняв в орден несколько человек, большей частью иностранцев, а затем объявил Александру I... о раскрытии заговора. Самодержец донесение проигнорировал, но и в отношении «разоблачителя» тоже санкций не последовало. Однако Николай I все-таки отправил Дмитрия Завалишина в Сибирь, как тот ни пытался оправдаться. «

Так что, как говорится, всякое бывало в российской жизни. «

И вот в 1824 году генерал-губернатор Милорадович, а затем и Александр I среди многих доносов выделили донос на общество «свиней», деятельность которого касалась нравственного состояния как высшего светского общества, так и людей попроще. Дело в том, что к Милорадовичу приватно обратился начальник одного из министерских департаментов (его имя постарались тщательно скрыть, так как жена чиновника была дамой высшего света) с жалобой на «интересное» положение дочери, которую завлекли в одно «милое общество, после чего дочь забеременела. Милорадович, как и всякий крупный чиновник, не брезговавший совать нос в деликатные дела, направил в общество своего агента, с наказом «денег на разведку не жалеть». У многих русских аристократов и приближенных к государю чиновников подрастали дочери, и та легкость, с которой будущие княгини и баронессы могли понести вне брака, пугала власти скандальными последствиями. «

Агент сначала свел знакомство с «обидчиком» высокородной девушки, доктором философии Плантеном, а затем за 200 рублей вступил в члены общества «свиней», получив специальную карточку и порядковый номер (N»48). Перед принятием в «свиньи» агента познакомили с ритуалами, о которых он тут же доложил Милорадовичу. Собственно, это было объединение развратников. На квартире французского художника Булана собиралось не больше девяти пар, которые сначала пели гимн, а затем предавались оргии длительностью до двух часов. Заканчивалось все опять пением гимна. К «свиньям» попали и титулованные особы, и богомолки из дворцовой церкви, и богатые купчихи. «

Дети природы

Агента поразило то обстоятельство, что дамы из высшего круга легко соглашались быть членами этого общества. Их не смущало название - «свиньи». Когда одну даму уговаривали вступить в столь странный союз, где врачуются на один вечер и не по самостоятельному выбору партнера, а по выпавшему номеру, то вербуемая с отвращением сказала, что это свинство. Ей объяснили, что свиньи, как и люди, - дети природы. Этим ответом светская львица, поразмыслив, удовлетворилась. «

Мужская часть «свинского» общества была особенной, так как состояла практически из одних иностранцев. Помимо упоминавшихся художника и философа, активными «свиньями» были аббат Жюсти, профессор музыки Цани. приказчик Лебрен, губернский секретарь Жоффре, доктор медицины Марсиль, гувернер Ростэн и председатель общества литератор Май. Единственной в списке сексуальных «проказников» русской фамилией была фамилия петербургского мещанина Сидорова. После ареста он оказался самым упорным в запирательстве, за что был высечен и отправлен в сибирскую каторгу бессрочно. Остальные же арестованные без утаек рассказали следствию о своих «невинных увлечениях», чем прямо-таки шокировали его. «

В самом деле, на Руси существовал и кое-где еще сохранялся свальный грех. На селе не изменяли языческим традициям ночи на Ивана Купалу. Помещики имели гаремы из крепостных девиц, в городах работали публичные дома, доступны были актрисы и певички. Но это, так сказать, свое, как бы «разрешенное», «родное». А тут - настоящее тлетворное влияние Запада! Власти считали, что с этим влиянием в Россию проникнут и идеи карбонариев, и прочая политическая скверна. Такого простить было нельзя. К тому же у председателя Мая обнаружили масонский диплом и пару заряженных пистолетов. А падший пастырь Жюсти оказался атеистом и приверженцем вредных идей Ж. — Ж. Руссо. «

Деление на «овец» и «козлищ»

Расправа была недолгой и не очень жестокой. «Свинью» и «масона» Мая продержали несколько недель под арестом и выслали за границу. Философа Плантена обязали жениться на опороченной девушке. За пределы России отправились все иностранцы, которых строго предупредили - в случае возвращения им грозят каторжные работы. Французы, тем не менее, пробовали давить на своего посла, чтобы тот посодействовал смягчению их участи, поскольку в России французские подданные основательно пригрелись на теплых местечках и имели хорошие доходы, от которых грех было отказываться. Посол, к его чести, вмешиваться не стал. «

С дамами-свиньями» поступили гуманно - их вообще никак не наказали. Поскольку огласка могла повредить высшему свету, Милорадович доложил об участницах оргий царю, а тот. выслушав, бросил список «свиней» и все бумаги, касающиеся «общества», в пылающий камин. На этом история развратников закончилась. «

...Но их дело, как гласит известная фраза, не пропало. В конце XX века на Западе, а потом и в России вовсю расцвели свинг-клубы, где супружеские пары обмениваются партнерами на ночь. Полиции и милиции до этого нет абсолютно никакого дела. «